Бизнес

Шамов рассказал, как «боксер» и «паралимпиец» строителей «грузили»

Владимирских предпринимателей «прижимали» со всех сторон

В Ленинском районном суде продолжается оглашение материалов дела в отношении бывшего вице-губернатора по строительству Дмитрия Хвостова. Последние две недели на заседаниях прослушивают записи телефонных переговоров замешанных в деле лиц – не только экс-зама Светланы Орловой и его подельников, но также известных владимирских бизнесменов, которые давали взятки высокопоставленному чиновнику.

Среди прочих, ФСБ прослушивала и владельца компаний «Консоль» и «Вертикаль» Александра Шамова. В одном из разговоров застройщик микрорайона Веризино раскрыл множество подробностей о взаимоотношениях властей города и области с предпринимателями. Беседа произошла предположительно с другим владимирским строителем – собственником компании «Новый мир плюс», депутатом горсовета Василием Перцовым. Коллеги по цеху обсудили ситуацию в бизнесе и поведение власть имущих.

pertsov
Василий Перцов

В разговоре видных представителей власти по фамилиям они, как правило, не называли. Фигурировали лишь прозвища: «боксер» Дмитрий Анатольевич (Хвостов руководил региональной федерацией бокса), «наш друг Андрей»«футболист» и «паралимпиец» (очевидно, подразумевался сити-менеджер Андрей Шохин), а также упоминались сотрудник владимирской мэрии Олег Маханько и муромский глава (округом Муром руководит Евгений Рычков). Кого застройщики называли «немец», можно лишь предполагать.

Мимоходом всплыли интересные подробности – например, о том, как власти фактически облагали предпринимателей данью, заставляя их оплачивать всевозможные мероприятия. Тот же Шамов отправлял полицейских в Крым. На его деньги – примерно полтора миллиона рублей – силовикам купили кровати и прочее. Собеседник Шамова опасался, что такие поборы «войдут в норму». Владелец «Вертикали» объяснил это «поручением сверху», которое «надо выполнять неукоснительно». Аналогичным образом Дмитрий Анатольевич нагрузил и застройщика Алексея Андреева.

«Я просто вышел накануне, я пришел – он такой раз, читает письмо. Он говорит: «О, как ты удачно зашел». Потом такой говорит: не буду тебя грузить, у меня к тебе есть побольше грузило и попозже. Я говорю: можно я начну строить социальное жилье? Он говорит: вот и я думаю, ты начнешь, а потом тебя прикроют. Надо будет, говорит, Андреева нагрузить. Набирает его и говорит: зайдешь.

Я его потом встречаю на заправке – у нас в «Сказке», на лукойловской. И он такой говорит: че-то меня, по-моему, хотят пригрузить. Я говорю: я слышал, я был в кабинете, когда он тебе звонил. Он говорит: на сколько? Я говорю: Лех, честно, я же письмо не видел. На сколько, не знаю, но готовься», – рассказал Шамов Перцову.

Шамов рассказал, как «боксер» и «паралимпиец» строителей «грузили»
Александр Шамов на суде по делу Хвостова

Что касается взаимоотношений с чиновниками, то бизнесмены оказались между двух огней. С одной стороны, Белый дом выстраивал вертикаль власти, с другой, муниципалы гнули свою линию. Шамов упомянул свои проблемы с Веризино (касались они, прежде всего, строительства детского сада), а также перестройки микрорайона в Добром.

Шамов: Мне не надо ничего, мне ничего вообще не надо. У меня только проблема с Владобластью. Вот по Владимиру проблем нет никаких, т.е. получаем разрешения со дня на день и строим. Цена у меня низкая, мне [вообще] никакие программы не нужны, люди мне верят, они и так купят. По Мурому, знаешь, что сложнее ситуация, потому что там глава [чудак].

Перцов: А у меня вообще никаких вопросов тогда.

Шамов: А у тебя вообще никаких не должно быть. Ты купил землю, ты частник. Тебя прижал наш друг футболист. Ты думаешь, [бог с ним], пойду я [лучше] к боксеру. [Зачем] мне это. Пришел к боксеру. Он говорит: правильно сделал, что пришел, вот, теперь будешь со мной общаться. Но при этом футболисту он тоже не запретил тебя прижимать. Теперь тебя будут прижимать со всех сторон.

Я тоже футболиста на той неделе [видел]. Он мне говорит: у тебя вот этот проект не пойдет, вот этот не пойдет, вот этот не пойдет. Я говорю, послушай. Ну я же тебе рассказывал, что я купил за бешеные деньги площадку, а он говорит – я не буду ничего делать. Я говорю: да мне [все понятно] с тобой, я пойду [лучше] к бывшему члену сборной нашей тогда. Он говорит: иди-иди. Я туда прихожу, а он говорит: сейчас только что был паралимпиец и сказал, что ты [не самый лучший человек] и на тебя мне жаловался. Я говорю: [да неужели], че такое происходит? Я говорю: можно я ни к кому из вас не пойду? Он говорит: а к кому ты пойдешь? Я говорю: я вам не скажу. Я говорю: пойду туда, где у меня когда будет… идите вы все [лесом]. Я готовился к такому решению вопроса. Он говорит: ну иди попробуй, не выйдет – зайдешь.

img 3731
Андрей Шохин на футболе

В итоге Шамов сделал вывод, что дружить с такими чиновниками не получится:

«В Веризино разрешение мне прижал паралимпиец по причине, что хочет детский садик, еще че-то, еще че-то. Я сейчас на него три судебных иска подал за срыв сроков. Мне там некто Маханько звонил, я даже не знаю кто это. С бородой такой [удивительный человек]. И говорит: ты детский садик собираешься строить? Я говорю: какой детский садик? Ты кто вообще? Он говорит: я тебе разрешение не дам. Я говорю, да мне [абсолютно все равно], я тебя [кое-где] видал. Я говорю: дай себе на Коммунар, еще коровник там построй, [умник]. И написал письмо паралимпийцу, что срок вышел, туда-сюда. Мне звонит исполнитель, говорит: ты че делаешь, мы же все [славные] парни.

Выдали на один дом. А еще на три подано, сроки пока не вышли, но выходят со дня на день. Не пустят – пойдем по той же схеме, только сразу исковой. И пошли они все [лесом]. Да ну [их], [замучили] они. Дружить с ними не получится. Это все [ерунда]. Мы все делаем строго по закону. Если им че-то не нравится, я считаю, что свои права можно только в суде отстаивать. [Нечего]. Ну вот сколько можно уже – надружились. Я как бы против него ничего не имею. Ты видишь он как делает? Когда ему надо прижать, он на закон [закрыл глаза], а чуть что, он сразу на него ссылается».

Шамов рассказал, как «боксер» и «паралимпиец» строителей «грузили»
Евлогий и Александр Шамов закладывают камень в основание храма в Веризино. Фото — zebra-tv.ru

Приводим диалог Шамова и Перцова полностью. Непарламентские выражения мы попытались привести в литературный вид.

Перцов: Александр Игоревич, вопросик маленький. Сань, а у тебя в Веризино два садика, ты почем торгуешь за метр если?

Шамов: Чем? Садиками?

Перцов: Да.

Шамов: А что значит торгую садиками?

Перцов: Ну ты продаешь еще здание городу или нет?

Шамов: Я? А у меня нет никаких садиков.

Перцов: А, у тебя нет садиков.

Шамов: Там муниципалитет, на муниципальной земле садик-то.

Перцов: Понял.

Шамов: Мое-то какое дело? А другой не на моей, на чужой. Проект планировки не утвержден. Я эту землю предлагал, ну, муниципалитету выкупить и подарить как жест доброй воли, а они думают. Потому что ты же знаешь, что Светлана Юрьевна сказала, что совместно с застройщиками думайте над этим вопросом. А они это приделали, что нужно вызвать и нагнуть застройщиков.

Перцов: Ааа.

Шамов: А она не так же. Она же понимает, что есть законные требования и есть незаконные. Она сказала, что денег нет в бюджете, решайте эти вопросы самостоятельно. Наш друг Андрей понял это так, что надо вызывать всех и [нагибать], потому что иначе несдобровать. Поэтому я торопиться-то не тороплюсь, мне-то че?

Шамов рассказал, как «боксер» и «паралимпиец» строителей «грузили»
Светлана Орлова и Дмитрий Хвостов. Фото — пресс-служба АВО

Перцов: Сань, а вообще, если честно, садик вот нагибали застройщика, что надо сдавать, а на каком основании?

Шамов: Да, а ты же уже делаешь. Вон твой-то проект у Светланы Юрьевны на столе. Твой садик – будут ленточку резать, закладку какую-то у тебя.

Перцов: Ну и чего? Хвостов сказал: сад коммерческий.

Шамов: Как коммерческий? За твой счет же строиться-то будет?

Перцов: Там будет просто детский сад коммерческий, а не…

Шамов: Правильно, но он в твоем доме же, за твой счет же строится. А дальше ты его либо продашь, либо, может быть, сам начнешь заниматься воспитанием детей.

Перцов: А, ну да. Ты прав. Потому что какой дурак возьмет этот детский сад?

Шамов: Никакой. А дальше нужно ж будет контролировать его открытие надлежащим образом. А уж потом, может быть, он закроется в виду нерентабельности и превратится там в аптеку или в че, я не знаю в че.

Перцов: Ну [да].

Шамов: Ну а че? Ты же все знаешь. Ты же все правильно сделал. Ты там прогнулся, велся, а тебе доложили: как только ты кинешь Светлану Юрьевну, [конец] тебе [точно].

Перцов: А мне там че надо – так садики и держать? Т.е. никаким там?

Шамов: Конечно, тебе надо, мало того, тебе надо еще увеличить. Ты скажи, вот у Замбина тоже, я хочу и там забашлять, миллионов двадцать туда, потому что Андрюхе тяжело [очень]. Он даже вынужден в Турцию ездить теперь отдыхать, потому что хреново, в долги залез.

Шамов рассказал, как «боксер» и «паралимпиец» строителей «грузили»
Андрей Замбин на суде по делу Хвостова

Перцов: А че-то мне Андрюха говорит, он «Бентли» купил. Я говорю: я не знаю, какой «Бентли». А он говорит: в гараже стоит. Я говорю: хорошо хоть сказал.

Шамов: Да [кто его] знает, может и купил. Ну а че – на последние взял. У него немного-то денег есть. Там до сих пор капает с госкорпорации-то. Он последний раз, когда у него с Виктором Николаевичем там терки у него были, он на «Рендже» новом приехал, говорит: пойми вот, сегодня на сдачу всего, что осталось, купил вот машину. Нету денег вообще. А может, и «Бентли» купил. Ну а че такого? Вот мне вот это так, поржать.

Перцов: Он хороший парень. Но он че-то мне, такого недалекого человека он представляет. Я сам тоже не больно далек, мы сейчас второй контракт с ним [заключаем]. По-моему, он глуповат.

Шамов: Знаешь че. Он глуповат, но он хитрый. Хитростью он в тебя. Более того, я тебе скажу, мы все как бы не ангелы, че тут как бы… Но самый из нас прошаренный – это ты. Я как приду к Дмитрию Анатольевичу, он мне говорит: «Лучше нет человека, чем Вася Перцов». И мне говорит: «Ты как о нем думаешь?». Я говорю: «Да я че о нем думаю? Почему вы меня все время об этом спрашиваете?» Я говорю: «Нам делить нечего, поэтому это единственный человек, о котором я вообще не могу подумать ничего. Мы осторожно живем в отношении друг друга». – «А про Замбина?» [смех]. Нет, а Андреев, он говорит, [Алексей] Андреев не очень хороший. У него с ним какие-то проблемы.

Шамов рассказал, как «боксер» и «паралимпиец» строителей «грузили»
В центре — Дмитрий Хвостов и Алексей Андреев

Перцов: Позавчера Леха вышел от него в шесть вечера. После два дня молчал, день молчал, я ему звоню: «Леш, ну как?» – [Не поверишь], давление [большое]. Сколько че, не сказал.

Шамов: А я тебе скажу. Вот тебя сколько раз уже – третий раз нагрузили? Плюс садик. А его второй. Тогда квартиру-то он тоже опупырел.

Перцов: А второй раз че – сколько интересно?

Шамов: Я просто вышел накануне, я пришел – он такой раз, читает письмо. Он говорит: «О, как ты удачно зашел». Потом такой говорит: не буду тебя грузить, у меня к тебе есть побольше грузило и попозже. Я говорю: можно я начну строить социальное жилье? Он говорит: вот и я думаю, ты начнешь, а потом тебя прикроют. Надо будет, говорит, Андреева нагрузить. Набирает его и говорит: зайдешь. Я его потом встречаю на заправке – у нас в «Сказке», на лукойловской. И он такой говорит: че-то меня, по-моему, хотят пригрузить. Я говорю: я слышал, я был в кабинете, когда он тебе звонил. Он говорит: на сколько? Я говорю: Лех, честно, я же письмо не видел. На сколько, не знаю, но готовься.

Перцов: А как ты думаешь, на сколько?

Шамов: Я на полторашку, думаю, на два.

Перцов: Полтора-два, да? Сань, а как вот это интересно знать, это норма, в норму войдет?

Шамов: Это поручение сверху, а его надо выполнять неукоснительно. А потом тебя покормят завтраками, поводят за нос.

Шамов рассказал, как «боксер» и «паралимпиец» строителей «грузили»
Алексей Андреев на суде по делу Хвостова

Перцов: Да это ясно. Результат-то ясный. А вот как часто это будет все.

Шамов: А че? И меня грузили. Я [полицейских] в Крым отправлял. Че думаешь так что ли?

Перцов: А во сколько обошлось?

Шамов: Так же полтора. Спонсорская помощь, кровати какие-то покупали, [прочее], какую-то порнографию, лучше бы детям отдать, вот этим беженцам, чем [полицейским].

Перцов: Да вот с Лехой: ладно, главное — программа, надо, чтоб продавалось.

Шамов: Мне не надо ничего, мне ничего вообще не надо. У меня только проблема с Владобластью. Вот по Владимиру проблем нет никаких, т.е. получаем разрешения со дня на день и строим. Цена у меня низкая, мне [вообще] никакие программы не нужны, люди мне верят, они и так купят. По Мурому, знаешь, что сложнее ситуация, потому что там глава [чудак].

Перцов: А у меня вообще никаких вопросов тогда.

Шамов: А у тебя вообще никаких не должно быть. Ты купил землю, ты частник. Тебя прижал наш друг футболист. Ты думаешь, [бог с ним], пойду я [лучше] к боксеру. [Зачем] мне это. Пришел к боксеру. Он говорит: правильно сделал, что пришел, вот, теперь будешь со мной общаться. Но при этом футболисту он тоже не запретил тебя прижимать. Теперь тебя будут прижимать со всех сторон.

Я тоже футболиста на той неделе [видел]. Он мне говорит: у тебя вот этот проект не пойдет, вот этот не пойдет, вот этот не пойдет. Я говорю, послушай. Ну я же тебе рассказывал, что я купил за бешеные деньги площадку, а он говорит – я не буду ничего делать. Я говорю: да мне [все понятно] с тобой, я пойду [лучше] к бывшему члену сборной нашей тогда. Он говорит: иди-иди. Я туда прихожу, а он говорит: сейчас только что был паралимпиец и сказал, что ты [не самый лучший человек] и на тебя мне жаловался. Я говорю: [да неужели], че такое происходит? Я говорю: можно я ни к кому из вас не пойду? Он говорит: а к кому ты пойдешь? Я говорю: я вам не скажу. Я говорю: пойду туда, где у меня когда будет… идите вы все [лесом]. Я готовился к такому решению вопроса. Он говорит: ну иди попробуй, не выйдет – зайдешь.

Шамов рассказал, как «боксер» и «паралимпиец» строителей «грузили»

Перцов: Да [уж]. Слушай, а кто владеет сейчас всем получается? Да никто.

Шамов: Боксер не, этот [все понял] уже давно. Этот, вот я, этот продлевает свои дни просто.

Перцов: Ты хочешь сказать, боксеру можно конкретно все в случае докладывать, что у футболиста че?

Шамов: Да, но он не набрал еще до конца обороты, но тут по-любому вертикаль выстраивается. Ты же видел – там немец еще. Немец пока молчит, но он же скажет свое слово.

Перцов: Точно, Сань. Да, кстати, слушай, такой еще момент. А Леха говорит, строитель Шамов в Добром ничего не купил.

Шамов: [Врет сильно]. Я уж все бабки выплатил. Там, не наврать, из 200, я не помню, миллионов 60 деньгами, остальное площадями.

Перцов: В Веризино, да?

Шамов: В Веризино и еще где-то, и на Московской, и в бизнес-центре. В основном, Веризино, да, в основном, в Веризино. Но с площадями уже построенными, поэтому он их все уже продал и деньги получил. У него там осталось квартир пять-шесть. Я единственное ему условие поставил продавать через меня, чтобы не демпинговал. Ну, он его выполнил.

Перцов: Боксер-то внес условие продавать через тебя, чтобы он там не демпинговал?

Шамов: Причем тут боксер-то? Боксер тут причем?

Перцов: Боксер пришел к тебе с этой площадки?

Шамов: Нет. Я ж тебе говорю. Я зашел, он мне сказал, что был паралимпиец и на тебя жаловался, и туда-сюда. Я говорю: я приду к вам. Он говорит: мне сейчас некогда, когда-нибудь потом. Ну, у меня есть законное право в другие места пойти, по этому поводу обращаться, я думаю, я его использую, а прийти никогда не поздно.

rpen 15
Выступает Олег Маханько

Перцов: Как сейчас продажи в Веризино-то?

Шамов: В Веризино разрешение мне прижал паралимпиец по причине, что хочет детский садик, еще че-то, еще че-то. Я сейчас на него три судебных иска подал за срыв сроков. Мне там некто Маханько звонил, я даже не знаю кто это. С бородой такой [удивительный человек]. И говорит: ты детский садик собираешься строить? Я говорю: какой детский садик? Ты кто вообще? Он говорит: я тебе разрешение не дам. Я говорю, да мне [абсолютно все равно], я тебя [кое-где] видал. Я говорю: дай себе на Коммунар, еще коровник там построй, [умник]. И написал письмо паралимпийцу, что срок вышел, туда-сюда. Мне звонит исполнитель, говорит: ты че делаешь, мы же все [славные] парни.

Выдали на один дом. А еще на три подано, сроки пока не вышли, но выходят со дня на день. Не пустят – пойдем по той же схеме, только сразу исковой. И пошли они все [лесом]. Да ну [их], [замучили] они. Дружить с ними не получится. Это все [ерунда]. Мы все делаем строго по закону. Если им че-то не нравится, я считаю, что свои права можно только в суде отстаивать. [Нечего]. Ну вот сколько можно уже – надружились. Я как бы против него ничего не имею. Ты видишь он как делает? Когда ему надо прижать, он на закон [закрыл глаза], а чуть что, он сразу на него ссылается.

Перцов: Ладно, спасибо, пообщались так.

Шамов рассказал, как «боксер» и «паралимпиец» строителей «грузили»
Евгений Рычков на суде по делу Хвостова

Шамов: Ну а че. У тебя не так же. А вертикаль-то – она правильно выстраивается. Эти у нас здесь пользуют. Вот, скажем, муромский – он бесится. Он звонил и наверх, и Светлане Юрьевне на меня жаловался, называл меня грязной свиньей, интриганом, еще че-то там такое. Ну, он дурак просто, понимаешь? Жаловался ей на Дмитрия Анатольевича. Он дурак, он в натуре дурак.

Перцов: Каких людей не бывает [только].

Шамов: Так или не так, но уж, наверно, не ему читать. А у него знаешь мозги какие? Он ей все придержал, ждет 6-го этого июля, там праздник Петра и Февроньи, там приедет Светлана Медведева, и он ей уже пожалуется на Светлану Юрьевну. Я же понимаю его мысли. И тогда ему точно будет [карнавал] полный.

Перцов: Дурак [совсем].

Шамов: Когда она на него драконить [начнет]. Ну, дурак конченый. Вот честно, уже даже не страшно. Дурак, дурак, конченый дурак.

Перцов: Давай как-нибудь заеду, потрем уж так.

Шамов: Заезжай, конечно.

Back to top button