Власть

Несоответствия в показаниях и догадки свидетелей по делу Хвостова

За два дня допросить успели еще шесть свидетелей​

Прослушать новость:

22 и 23 января продолжился допрос свидетелей по уголовному делу бывшего замгубернатора Дмитрия Хвостова, которого обвиняют в получении взятки по двум эпизодам. Неделей ранее мы освещали судебное заседание, где на вопросы отвечали сотрудницы администрации Фрунзенского района и журналист Иван Ростовцев.

22 января в суд пришли четыре свидетеля. Первой стала Ирина Солоухина, которая в 2015 году работала начальником управления капитального строительства администрации города Владимира.

Она призналась, что была в курсе истории с обрушением лестничного марша в одном из многоэтажных домов на улице Нижняя Дуброва, который возводила компания «Строй-Инвест», но точный адрес назвать не смогла.

Напомним, предполагается, что строитель Андрей Замбин передал Хвостову два айфона за ускорение выдачи разрешения на возобновления строительства. Застройщика волновало, что сразу три дома попали в «стоп-лист» (№ 5, где произошло ЧП и соседние № 4, № 6 — до выяснений обстоятельств) в летний период, когда работать удобнее всего.

Несоответствия в показаниях и догадки свидетелей по делу Хвостова
Андрей Замбин на суде по делу Хвостова

Выяснением причин данной аварии занималась специальная комиссия под руководством начальника инспекции госстройнадзора Сергея Девятова.

Солоухина выезжала на объект, но не в день, когда там была комиссия. Она помнит, что госстройнадзор выдал предписание о приостановке строительства, которое позже было отменено. Правда, свидетельнице неизвестно, были ли устранены нарушения на объекте.

«Наверное, были [устранены нарушения], раз [инспекция] сняла запрет, но у меня такой информации нет», — сказала Солоухина.

На вопрос, просил ли ее кто-то ускорить процесс выдачи разрешения на продолжения строительства, Солоухина ответила «нет».

Вторым стал Владимир Чернов, занимавший в 2015 году должность замначальника инспекции госстройнадзора. По его словам, к Хвостову неприязненных чувств он уже не испытывает.

Чернов исполнял обязанности начальника инспекции, когда глава — Сергей Девятов — находился в командировке или в отпуске. Причиной обрушения лестничных маршей стала некачественная работа монтажников. «Было неудачное стечение обстоятельств», добавил свидетель. К административной ответственности за произошедшее привлекли прораба.

«Последний марш, кажется, 11 этажа, кран не мог поставить как надо, и его вытащили на крышу и перецепили на чалки, то есть на веревки. Было ненадежное крепление этого марша, решение принял бригадир, как я понимаю. Начали опускать в шахту и, видимо, что-то пошло не так. Последний марш соскользнул с чалок и начал пробивать все ранее смонтированные марши», — рассказал Чернов.

Возобновили строительство только устранения нарушений. Со слов Чернова, замгубернатора практически ежедневно звонил и справлялся о ситуации, но не лично у него, а у начальника Девятова. Какие конкретно формулировки звучали — он не знает, но никакого давления на себе со стороны Хвостова не испытывал. Работа проверяющей комиссии шла не дольше и не быстрее, чем обычно.

Государственный обвинитель внесла ходатайство о существенных противоречиях между показаниями, данными свидетелем в суде, и на допросе в следственном комитете. Прокурор Елена Куделькина обратила внимания на следующее: прежде Чернов допускал, что Девятов мог получать указания от Хвостова об ускорении всех процедур.

Несоответствия в показаниях и догадки свидетелей по делу Хвостова
Адвокат Александр Карьгин

Адвокаты Александр Карьгин и Владимир Марков возразили, что в протоколе указаны «предположительные высказывания с чьих-то слов», а сейчас свидетель ответил на все вопросы утвердительно. Тем не менее гособвинителю разрешили зачитать показания Чернова в ходе предварительных следствий. Свидетель от тех показаний не отказался, но пояснил: никакого физического давления не было, только контроль Хвостова, как ответственного за сферу строительства замгубернатора.

Хвостов эмоционально задал Чернову несколько вопросов:

Х: Следователь написал, что я оказал давление. А поясните, пожалуйста, слово «давление». Давление — это значит, заставил человека принять законные или незаконные решения, нарушить норматив и так далее. Вот прокурор задал вопрос. Давление — это когда я вас заставил. Я вас лично заставлял?
Ч: Нет, конечно. Вы лично со мной не разговаривали.
Х: А следователь тогда напечатал, а вы подписали это все. Понимаете, для чего это все делается? Да все вы понимаете. У меня вопрос: вы лично подписывали 25 августа разрешение на строительство дома № 5?
Ч: Да.
Х: Вы нарушили что-то?
Ч: Нет.
Х: Комиссия была против того, чтобы разрешить дальше строить?
Ч: Нет.
Х: Эти дома, которые строятся, они все стоят в вводе жилья?
Ч: Да.

После заседания Хвостов прокомментировал с чем, по его мнению, связаны противоречия в показаниях Владимира Чернова.

«Человек [Чернов] сейчас пришел и рассказал, как было все. В чем проблема? Так можно любые уголовные дела сфабриковать. А я считаю это дело сфабрикованным. Вы сами видели — на него давление никто не оказывал. Вопрос был о контроле, но никакой норматив не нарушен. Комиссия сама приняла решение, я в комиссию не входил ни в какую. Да, мне докладывали. Но вопрос в чем? „Оказал давление“, а давление — это когда заставляешь человека что-то делать, а здесь никто никого не заставляет. Я с комиссией даже не общался. А следователь напечатал так, как надо. Для того, чтобы дело возбудить — вот и все, здесь все ясно», — прокомментировал позже Хвостов.

Несоответствия в показаниях и догадки свидетелей по делу Хвостова
Дмитрий Хвостов в суде

Также бывший вице-губернатор высказал мнение о том, что в фабрикации его дела поучаствовал экс-глава СК по Владимирской области Александр Еланцев.


После двухчасового перерыва участникам процесса предстояло выслушать еще двух свидетелей.

Доцент Владимирского госуниверситета Владимир Акимов в 2015 году входил в комиссию, которая занималась выяснением причин обрушения лестничных маршей на объекте «Строй-Инвест». Он заявил, что его не касались вопросы ни о приостановке строительства, ни о выдаче обратного предписания. Хвостов не вел с ним никаких переговоров по поводу проблемного дома, о давлении замгубернатора на других ему ничего неизвестно.

«Никто не торопил, никто не дергал, никто не заставлял ничего делать», — сказал Акимов.

Другой свидетель Алексей Тарасов познакомился с Дмитрием Хвостовым по профессиональной деятельности — в 2015 году работал исполнительным директором «Союза строителей Владимирской области». В целом, он рассказал про ситуацию в многоэтажке на Нижней Дуброве то же самое, что и предыдущие свидетели.

По словам Тарасова, он не получал от замгубернатора Хвостова никаких указаний. Но в показаниях от 2016 года, зачитанных судьей Елизаветой Потаповой, информация от свидетеля поступила несколько иная:

«Также [Тарасов] предположил, что указание о выдаче отмеченного разрешения [на возобновление строительно-монтажных работ] Девятовым могло поступить от его вышестоящего руководства, в том числе заместителя губернатора Владимирской области по строительству Хвостова. Однако как происходило в действительности, ему неизвестно. Разрешение на возобновление строительных работ на объекте, где произошло обрушение лестничных маршей, было выдано значительно позднее. Примерно по истечению одного месяца после аварийной ситуации».

Алексей Тарасов подтвердил сказанные им тогда слова, но не смог объяснить, почему сказал про «указания Хвостова». Свидетель пояснил, что имел в виду теоретическую ситуацию, а так Дмитрий Анатольевич занимался своей работой.

Несоответствия в показаниях и догадки свидетелей по делу Хвостова
Архивное фото

23 января в Ленинский районный суд пришли еще два свидетеля.

Директор «Строй-Инвест» Илья Гриднев на вопросы отвечал более часа. Его показания изобиловали обтекаемой информацией, которую гособвинитель и адвокаты пытались уточнить.

Именно Гридневу позвонил Замбин с рассказом о том, что кому-то (в расшифровке телефонного разговора не называются ни имя, ни должность этого лица) не понравился цвет телефона и теперь требуется купить новый. Свидетель на допросах неоднократно заявлял, что догадался — речь шла о Дмитрие Хвостове и по поводу ситуации с обрушением маршей в многоэтажке. Но точно не знает, что навело его на такую мысль. Покупать смартфон свидетель никому не поручал и сам аппарат не приобретал.

Гриднев подчеркнул: он не вступал в развернутый диалог с Замбиным, тот звонил явно перевозбужденный и вникать в сказанное он не стал.

Со счета «Строй-Инвест» не исчезала большая сумма денег, рассказал директор стройкомпании. Напомним, второй эпизод по делу о взятке Хвостову заключался в том, что Замбин якобы передал ему 10 миллионов рублей за разрешение строить дом за бывшим ДК «Точмаш». Да, в показаниях Гриднев упомянул про бывшего замгубернатора, но это это было всего лишь предположение.

О взятках вице-губернатору он узнал уже после возбуждения уголовного дела в отношении Дмитрия Хвостова. Не помнит откуда, но, вероятно, из СМИ.

Последним свидетелем был главный архитектор города Владимира Андрей Быков. В 2014 году он занимал должность замначальника управления архитектуры и градостроительства. Его расспрашивали про проект планировки территории, ограниченной Почаевской, железнодорожными путями и границей производственной площадки «Точмаш».

Несоответствия в показаниях и догадки свидетелей по делу Хвостова
Строительство на месте сквера за Арт-дворцом

Быков помнит, что по вопросу строительства многоэтажного дома на улице Северная проводились публичные слушания с участием жителей, но никаких серьезных замечаний и возражений от них не поступало. Сам он не присутствовал на собрании. Замечания учли и проект утвердили.

По словам главного архитектора областной столицы, ему неизвестно, чтобы Хвостов оказывал на кого-то давление для скорейшего принятия проекта строительства за ДК «Точмаш».

Следующее судебное заседание назначено на 29 января.

Тэги
Back to top button
Close
Close